Старая Ладога (Лен.обл.)

Карта и описание

Booking.com

Старая Ладога
Крепость со стороны реки Елена

В начале средневековья в ближнем окружении берегов Ладожского озера проживало большое количество племен и народностей. Весь, водь, емь(ямь), ижора, вепсы, корела, словены, кривичи, меря. Чуть поодаль — саами, свеи, гёты, эсты, сумь и т.д. Огромное количество претендентов на эти земли и воды не способствовали миру и добрососедству. Видимо, не найдя достойную кандидатуру в своих "партиях", были приглашены "управляющие" со стороны, так называемые "варяги", а именно троица доблестных воинов: Рюрик, обосновавшийся в Ладоге (Старая Ладога), Синеус в Белоозере и Трувор в Изборске. Рюрик взял на себя полномочия управлять словенами (ильменские), Синеус весью, а Трувор кривичами. Соответственно договариваться между племенами стало значительно легче ввиду родственных отношений между "управляющими". Но даже здесь ученые до сих пор не определились, а были ли братья Синеус и Трувор вообще, почему они через два года оба умерли, не оставив наследников? Через неполных три года Рюрик забирает под свой контроль земли умерших братьев и отправляется обосновываться к истокам Волхова, а до этого момента (862–864) поселение Ладога считается первой столицей Руси.

Еще до начала княжения Рюрика, поселение Ладога было хорошо известно вплоть до Норвегии. Возникло оно не позже 753 года. Уровень развития как строительства, так и технологий было очень высоким для тех времен. Например, с конца VIII века в Ладоге варились глазчатые бусы по арабской технологии. Эти "глазки" — одна из первых разновидностей эквивалента металлических денег на Руси.

С приходом Рюрика начинаются работы по улучшению обороноспособности поселения Ладога. "Северяне" называли ее Альдейгьюборг, по собственному же названию озера — Альдога. Вообще разновидностей названия как озера, так и поселения много, соответственно и споров по этому поводу огромное количество.

При правлении Вещего Олега, в конце IX века в Ладоге строится одна из первых на Руси деревянно-каменных крепостей. Это больше прототип тех крепостей, которые начали строится по Руси только через сто-двести лет. В Новгородской летописи говорится, что здесь в начале X века Вещий Олег "принял смерть от коня своего", о чем повествует памятная табличка на "Олеговом" кургане.

Практически сто лет крепость не подвергалась серьезному нападению, вплоть до 997 года, когда ее осадил сын H?kon Sigurdsson (Хакона Могучего) и будущий конунг Норвегии — Eirik H?konsson Ladejarl (Хлатир). Крепость и город были сожжены. Возникла угроза постоянных набегов со стороны шведов, норвежцев и датчан в районе устья Волхова.

Старая Ладога
Курган Вещего Олега

В начале XI века здесь происходит масса интересных политических событий, которые повлияли на историю всего региона. В 995 году королем Швеции становится Olof Sk?tkonung (Олаф Шётконунг), а в 1015 году другой Олаф – Olav II Haraldsson (Харальдсон), становится королем Норвегии. Между Олафами возникает множество спорных вопросов, которые должны были решиться путем женитьбы Олафа Харальдсона на дочери шведского короля — Ingegerd Olofsdotter (Ингигерде). Причем, судя по сагам, они любили друг друга. Параллельно с этими событиями в 1018 году князь новгородский и киевский Ярослав Мудрый "неожиданно лишается" своей жены. Толи она умирает, толи в Киеве ее пленяет Boles?aw I Chrobry (Болеслав Храбрый) и уводит в Польшу вместе с двумя сестрами Ярослава. В любом случае, практически сразу, Ярослав засылает сватов в Швецию. Шведский король, в обход договоренности с норвежским Олафом в 1019 году решает отдать Ингигерду замуж за Ярослава Мудрого, который в свою очередь дарует земли вокруг Альдейгьюборга (Ладоги) и сам город. При определенных стечениях обстоятельств Олаф Харальдсон женится на другой дочери шведского короля – Astrid (Астрид). Вся территория Альдейгьюборга и западные окрестности становятся Ингерманландией, а Ингигерду на Руси стали звать Ириной. В этой истории немаловажную роль сыграл двоюродный брат Ингигерды — Ragnvald Ulfsson (Рёгнвальд Ульвссон), который был посредником брака Олафа Харальдсона и Астрид, что чуть не стоило ему жизни, но вмешательство Ингигерды спасло его от агрессии Шётконунга и Рёгнвальд даже стал посадником в Альдейгьюборге с сохранением всех привилегий ярла. После смерти Ингигерды в 1050 году сын Рёгнвальда — Eilif (Эйлив) отказался возвращать земли Ингигерды и их пришлось "отнимать" силой.

В начале XII века, при новгородском князе Мстиславе, сыне Владимира Мономаха, Ладога отстраивается и укрепляется. Под руководством посадника Павла, с 1113 по 1116 года, поэтапно, строится полноценная каменная крепость. Возможно с этого момента начинается история возведения каменных крепостей на Руси. Часть стен почти в полную высоту "дожила" до наших дней.

С середины XI века, после смерти Ярослава и Ирины (Ингигерды), земля эта стала спорной, и шведы всячески старались сначала оставить, а когда это сделать не получилось, то завоевать эти земли. Разлад и деление власти на Руси к 1142 году сильно ослабило влияние на севере, что вылилось в постоянные набеги финской народности емь (ямь) (летописная), поддерживаемой шведами. Не раз крепостные стены отражали их набеги. Только в 1140-е годы таких нападений было минимум три, последнее в 1149 году.

В 1153 году новгородский архиепископ Нифонт заложил в Ладоге каменный храм во имя Климента Римского (4-й папа). После разрушения в 1617 ее заменили на деревянную и стали использовать в летнее время. Во время глобального "переезда" из уже Старой Ладоги (1704) в Новую, Климентовскую церковь и Спасскую (1161 года постройки, зимнюю церковь) переправили по Волхову на новое место. И, в результате, каменная церковь, ставшая деревянной, переправленная на новое место по бревнышку, благодаря купцу Дмитрию Иродионовичу Константинову снова становится каменной в 1743 году, но уже в Новой Ладоге.

Новая Ладога
Церковь Климента Римского и Петра Александрийского в Новой Ладоге

В мае 1164 года произошло достаточно важное событие, которому только сейчас начинают давать достойную оценку. Шведы, на волне успешных крестовых походов в будущие территории современной Финляндии, решили продолжить насаждение католицизма дальше на восток и юг. Тем более, что Альдегьюборг не так давно еще был под шведским началом, а потомки и родственники Рёгнвальда частью служат в Новгороде. В 1160 году, посадником в Новгороде назначен Нежата Твердятич (Афанасий Иванович), ставленник новгородского князя Мстислава Ростиславича, но уже на следующий год вернулся князь Святослав Ростиславич, посадником стал Захарий, а Нежата отправляется в Ладогу. Видимо, враги в стане Новгорода подсказали, когда именно надо нападать, надеясь, что распри между посадниками увеличат шанс на измену. Как бы то ни было, но шведы основательно подготовив лейданг (ледунг – флот ) из 55 шнек (шняка, шнеккар, шнекар). Что такое шнека? Подобие драккара, только меньше и дно площе. Snekkar-змея, украшающая нос лодки. Судно, более знакомое нам как ладья. Средняя вместимость шведской шняки– 50 хорошо вооруженных и подготовленных воинов. Итого, порядка две с половиной тысячи бойцов двинулись в сторону Волхова. На подступах к устью Волхова они были замечены и в Ладоге начали готовиться к осаде, при этом были отправлены гонцы в Новгород за помощью. Силы противника превосходят гарнизон крепости в десять раз. Жители поселения укрываются за стенами крепости, а дома поджигают. Огненная и дымовая завеса не дает шведам развернуть наземную операцию, с воды все подступы закрыты стенами крепости. Прождав четверо суток и понимая, что вот-вот подойдет помощь от Новгорода, шведы уходят в Ладожское озеро, но не уходят домой, а идут на реку

Воронегу (Вороная) (сейчас Воронежка) и встают лагерем на достаточно большом удалении друг от друга в районе нынешней деревушки Самушкино. Возможно, шведы решили переждать именно здесь, потому, что в этих краях прижился полу-скандинавский народ колбяги. Колбяги, как и варяги пришли сюда в эпоху походов викингов на Гардарику и осевшие на границе с новгородскими землями, выказывая недовольство по поводу экспансии Новгорода. Тем временем, пришедшие на подмогу ладожанам Святослав с Захарием, узнают, где обосновался шведский отряд и, недолго думая, нападают на них. В новгородской летописи указана не только точная дата, но и время нападения — 28 мая, четверг, в 5 часов дня. Шведы полностью разбиты. Из 55 кораблей 43 были захвачены, остальные ушли в Ладожское озеро. Так закончился первый бесславный крестовый поход на Русь.

В конце XII века по случаю победы 1164 года, внутри кремля, в Ладоге, был построен храм во имя Георгия Победоносца. Возможно, в это же время, недалеко от крепости, началось строительство храма во имя Николая Чудотворца, основы будущего Никольского монастыря.

Старая Ладога
Никольский монастырь

История этих храмов тесно связана с историей становления князя Александра Ярославича, когда в июле 1240 года, он в 19-ти летнем возрасте, с небольшой дружиной спешно прибыл в Ладогу. Александру доложили, что сборный скандинавский флот, со шведами во главе, вошел в Неву и движется в сторону Ладоги. На самом деле враг встал лагерем в районе впадения реки Ижоры в реку Нева и стал ожидать рыцарей Ливонского ордена, которые шли с Прибалтики через Псковские земли. Александр Ярославович освятил свой меч в храме Георгия и отправился с отрядом, пополненным ладожанами к устью Ижоры. 15 июля дружина Александра напала на лагерь противника. Судя по летописи, битва была неистовой. Несколько воинов отличились особенно, воодушевленные личным подвигом самого Александра и явной поддержкой "сил небесных". Битва продолжалась до заката, затем противники разошлись. К утру враги, погрузив убитых воинов сначала перебрались на противоположный берег, а затем и ушли восвояси, полностью проиграв битву. Александра с этого момента стали называть "Невским". Он со своей дружиной отправился обратно в Ладогу, где на территории Никольского монастыря отпели погибших воинов.

Не только шведы нападали и жгли посад и крепость, но и во время внутренних княжеских междоусобиц происходили грабежи. Так в 1281 году во время деления власти между сыновьями Александра Невского в Ладогу прибыл забрать казну князь псковский Довмонт, поддерживающий своего тестя Дмитрия Александровича (второго сына Александра), но вскоре был изгнан Андреем Александровичем (третьим сыном Александра).

Старая Ладога
Рюрик и Олег у Крепости

В начале XIV века шведы и новгородцы практически поочередно нападали друг на друга. Больше всех страдали от этого мирные жители, проживающие на водных и лесных путях. Шведы, подстрекаемые римским папой, вели борьбу с "язычниками", в том числе и православными, обосновались в 1300 году на Неве, в районе впадения Охты. Построили крепость с громким названием Landskrona (Ландскрона) ("Венец земли"). Шведы устроили пиратские нападения в Ладожском озере, но были вытеснены ладожанами. Уже в мае 1301 года новгородцы и ладожане под командованием Андрея Александровича захватили Ландскрону и разобрали ее до основания. Через десять лет все случилось практически наоборот. В 1311 году Новгородская Республика организовала большой поход в центральную Финляндию и тоже больше грабили и жгли, чем воевали. Земли, по которым прошлись новгородцы уже официально патронировались шведской короной, поэтому в 1313 году шведами были организованы ответные действия, которые были направлены на Ладожскую крепость. Воспользовавшись тем, что защитники крепости практически в полном составе ушли в очередной поход, шведы сожгли посад и сразу ушли. Пиратские набеги с той и с другой стороны продолжались до момента заключения мирного договора, заключенного в только что построенной новгородцами крепости Орешек в 1323 году. Договор был назван "Ореховским".

За 14 лет мира снова стали налаживаться торговые отношения, но непокорные корелы (карелы) не могли позволить безнаказанно рушить их быт вездесущим купцам из новгородских земель, которые помимо торговли все больше строили на корельской земле, притесняя коренных жителей. Валиты, избранные старейшины корельских племен, защищали интересы своих семей и мир между Швецией и Новгородом их особо не волновал, так как находясь под чьим-то конкретным "флагом" их склоняли к чужой для них вере. И предавали корелы своих хозяев по 5 раз на дню. Помимо этого, и сами нападали на новых жителей своих земель, что в конечном счете приводило к конфликтам между шведами и новгородцами. Древнее название валит (избранник) перешло в нарицательное, а затем в имя и даже фамилию. В рассказе о крепосте Корела будет упомянут Валит Корельский, который, видимо, дал толчок к новой череде военных конфликтов шведов и новгородцев. Так как мы говорим о Ладожской крепости, то отметим, что итогом этих конфликтов стало очередное сожжение посада в 1338 году.

В 1352 и 1417 годах много людей погибло от бубонной чумы. В такие скорбные моменты люди обращаются к Богу и больше уделяют внимание храмам. Видимо поэтому в конце XIV, начале XV веков в Ладоге, рядом с крепостными стенами строятся, понавляются и расширяются монастыри: Иоанна Предтечи на Малышеве горе (предположительно с XIII века); Успенский собор(предположительно с 1156 года), Симеоновский, Васильевский, расширяется и поновляется Никольский. В XV веке в устье реки Волхов, на его левом берегу был основан

Николо-Медведский монастырь. Этот монастырь и стал предшественником Новой Ладоги

В 1445–1446 годах в Ладогу прибывает новгородский владыка Евфимий II Вяжицкий, поновивший церковь св. Георгия и организовавший монастырь. Одновременно были проведены ремонтные работы в Ладожской крепости.

Старая Ладога
Церковь св. Георгия

К середине XV века о подчинении себе Новгородской Республики не мечтал только ленивый. Достаточно демократическое правление все больше превращалось в олигархическое, да и посягательство на церковные земли имело далеко идущие последствия. В 1470 году новгородцы запросили епископа у киевского митрополита, который подчинялся Речи Посполитой и Литве, а за военной договорной помощью обратились напрямую к католику Казимиру. Иван III обозначил сеё действо как предательство веры и в 1471 году объявил поход на Новгород. Пятитысячное, хорошо обученное московское и тверское войско, плюс татарская дружина Даньяра встретились с 30-ти тысячным новгородским ополчением на реке Шелони. Шестикратное численное преимущество новгородцев было сметено татарской конницей. То есть в решении проблемы "вероотступничества" вопрос закрыл мусульманин. Новгородские земли вместе с Ладогой отошли Москве.

В конце XV века артиллерия становится отдельным родом войск. Помимо каменных ядер стали использовать чугунные (каленые в том числе), боевые заряды и пыжи усложнялись. Пушки стали отливать целиком из бронзы. Их все чаще стали использовать как осадное оружие большой мощности. В связи с этим, практически все крепости северо-запада, перестраивали с учетом новых военных реалий. В конце 1480-х и в 1490-х годах занялись и Ладожской крепостью.

Крепость сложили из крупных валунов и облицевали плитами. Стены выстроили высотой от семи до двенадцать метров с шириной около семи. Длинна прясел (стены между башнями) около 250 метров. В стенах были устроены 13 бойниц нижнего (подошвенного) уровня и около 45 настенных.

Пять башен: Тайничная (6 бойниц на 2 и 3 ярусах, соединена колодцем и трубами с Волховом), Раскатная (11 бойниц), Стрелочная (13 бойниц), Климентовская (14 бойниц) и Воротная (квадратная, въездная, 11 бойниц).

Новые, московские территории, было решено "посчитать" и описать. Ладогу запечатлели писцовые книги Водской пятины (территория между реками Волхов и Луга на юге и озера Пиелинен на севере, границы со Швецией с запада (Ореховский договор), а с востока Ладожское озеро, кроме ее восточной части). Как следует из переписи около 1500 года, город делился на несколько районов, а именно: крепость, Никольский, Климентовский, Спасский, Симеоновский и Богородицкий концы. Все городские районы поименованы по названию близлежащих церквей и монастырей. В это время было произведено краткое описание Ладожской крепости, в которой находились дворы наместника (управляющего от князя, в его руках сосредоточение всей власти) и тиуна (старший из слуг наместника, возглавлявший судебно-исполнительную власть в городе). До 1570 года Ладога достаточно хорошо развивается, но при этом усиливается классовая разность.

Старая Ладога
Крепостные стены

Первое поражение в Ливонской войне 1564 года, постоянные донесения о заговорах, изменах и казнокрадстве, жалобы монастырей о невозврате долгов, явное болезненное помутнение рассудка Ивана IV привело к возникновению опричнины. Опричники, это "узаконенные коллекторы", подчиняющиеся напрямую Ивану Грозному, но не только как царю, но и как "игумену", то есть здесь присутствует "черный цвет" "монашеского ордена". Помимо выбивания долгов путем правежа (пытки и телесные наказания до момента возвращения долга или выкупа долга, или смерти должника, за редким исключением обозначено сроком наказания), опричники имели право "национализировать" земли, да и вообще творить, что заблагорассудится. В результате "потрясений" опричниками Ладоги с 1570 по 1572 года было утрачено 70% дворов. Многие люди были забиты до смерти, замерзли, обнищали, заболели, часть просто сбежала. И такое происходило по всей Руси.

Беда, как известно, не приходит одна. Измученное внешними войнами и внутренними конфликтами Российское царство показалась шведскому королю Johan III (Юхан, Йохан) "легкой добычей". Его план подразумевал оттеснить русских от всех ближайших (от себя), крупных водных артерий. Первым делом отрезать доступ к Балтийскому морю и Ладоге, затем занять весь Кольский полуостров, тем самым не давая подход к Баренцевому и Белому морю вплоть до Северной Двины. Видимо Юхан был болен еще больше чем Грозный (Юхан сверг с престола (1569) своего психически больного брата Erik XIV (Эрика)). В этот момент появляется невероятно властный, жестокий и амбициозный наемник — Pontus De la Gardie (Понтус Делагарди (де ла Гарди) (Pons Descouperie (Понс Декупри))), француз, несостоявшийся монах, воевал в Италии (за Францию), в Шотландии (интересы Франции) и, наконец, в Швеции (за Данию), попал в шведский плен и перешел на службу к Эрику. Вскоре он предал короля в пользу Юхана, за что новый король одарил Понтуса и особо приблизил. Когда Понтус вновь попал в плен, теперь датский, он уже не стал размениваться, а ждал освобождения и очередной награды от Юхана в виде фамильного герба и родственных уз. Этот человек и род, основанный им сотворил множество бед на Приладожской земле, о которой мы сейчас говорим. Первое его проявление у ладожских берегов началось в 1580 году. Конкретно в этот раз Ладоге досталось в 1581, 1582, 1583 годах. И хотя крепость не была взята, но в округе было все выжжено и уничтожено. Летучие отряды шведов грабили монастыри, уничтожали все, что связано с православием и людей тоже.

Старая Ладога
Крепость, вид с противоположного берега

В 1584 году у южной стены каменной Ладожской крепости насыпаются валы Земляного города. Валы имели высоту четыре метра, ширину – два и примыкали к Раскатной и Климентовской башням, венчал их дубовый частокол и сторожевые башни — Наугольная, Бережная и Надвратная.

На рубеже XVI–XVII веков происходит масса событий, которые меняют политическую карту региона практически ежегодно. В 1584 году умирает Иван Грозный. За 26 лет до 1613 года российская корона переходила с головы на голову восемь раз, пока престол не заняла династия Романовых.

В это же время основного военного соперника на севере — Швецию тоже начало лихорадить. В 1592 году умирает Юхан III и королем Швеции становится его сын Sigismund I (Сигизмунд). По праву наследия Сигизмунд в 1587 году уже стал королем Речи Посполитой (Польша и Литва) Сигизмунд III(Zygmunt III) и теперь пытался вовлечь Швецию в унию уже трех государств с одним монархом в его лице. И это у него почти получилось, но протестантской (лютеранской) Швеции, которая с таким трудом избавилась от католицизма и влияния Рима, не понравились католические взгляды Сигизмунда. В 1604 году, после провозглашения королем Швеции Карла IX (родного дяди Сигизмунда) началась открытая вражда между Швецией и Речью Посполитой. Сигизмунд, как воинствующий католик, не приемлил не только протестантизм, но и православие, вторгся в Россию (1605). Кстати, в 1573 году Варшавская конфедерация провозгласила свободу вероисповедания, закрепив за Речью Посполитой статус самой толерантной страны в Европе того времени.

Противостоящей силой полякам, был избранный в 1606 году царь, – Василий Шуйский. Невероятно хитрый боярин, такой же беспринципный, как и наемники под предводительством Jakob Pontusson De la Gardie (Якоб Понтуссон Делагарди), присланные Василию на "помощь", в войне против поляков и Лжедмитрия II, шведским королем Karl IX (Карл), в обмен на Корельский уезд вместе с крепостью. Шуйский должен был оплачивать "работу" наемников. Русские не очень хотели платить и отдавать, а наемники не очень хотели воевать, поэтому с удовольствием переходили на сторону врага. Не дождавшись обещанного, шведы решили взять все силой. 15 августа 1610 года в Ладожскую крепость вошли три французских роты экспедиционного корпуса Делагарди во главе с полковником Pierre de La Ville (Пьер Делавиль), практически не встретив достойного сопротивления. По некоторым сведениям, к защитникам крепости была или были применены некие военные хитрости, типа окопного подрыва стены крепости. Так как договоренность была с Шуйским, а его свергли, то пришедшие войска под предводительством Ивана Михайловича Салтыкова, представлявшего уже поляков, предложили французам уйти. Французы же должны были ждать Якоба Делагарди и не собирались уходить, мало того, они еще и умудрялись нападать и прогонять противника. Группировка вокруг крепости увеличивалась, пришла зима, продовольствия, как и Делагарди не было, а Салтыков предлагал "достойный" уход. В начале февраля 1611 года французы, наконец, ушли никем не тронутые и с награбленным.

Старая Ладога
Церковь рождества Иоанна Предтечи

16–17 июля 1611 года Делагарди входит в Новгород и полностью подчиняет его себе, а соответственно и шведской короне. Практически сразу отдает приказ об осаде Ладоги и Орешка. Воеводой в Ладоге тогда был Григорий Никитич Муравьев. Шведско-новгородское войско возглавляли полковник Клаус Сланг и Василий Федорович Бутурлин. После достаточно упорного сопротивления в сентябре 1611 года крепость была взята, а воевода отправляется в построенный шведами Тёсовский острожек, под Новгород.

Стройные планы Делагарди пошатнулись уже в 1613 году, когда к власти в Москве приходят Романовы, а через два месяца в Тихвине происходит восстание (шведский гарнизон перебит), что послужило толчком к подъёму освободительного движения против шведской интервенции на Северо-Западе России. Шведы, пытавшиеся вернуть Тихвин, ушли ни с чем. На волне подъема, уже через месяц тихвинцы начали осаду Ладоги, но шведский гарнизон под командованием Lindved Classon H?stesko af M?lag?rd (Линдвед Классон) выдерживает трехмесячную осаду, а в январе 1614 года в Ладогу из Швеции прибывает полк Jesper Andersson Cruus (Йеспера Крус), и русские отряды вынуждены отойти от города.

Тихвинские казаки еще не раз в 1614 и 1615 годах осаждали Ладогу, нападали на обозы, организовывали партизанское движение. Эти действия оттягивали часть шведских сил и не давали сосредоточиться на основных целях, таких, например, как Псков, который отбил все атаки противника и еще больше склонил шведов к заключению мира с Москвой. С осени 1615 и по февраль 1617 года велась подготовка мирного "Столбовского" соглашения, по которому Ладога возвращалась русским.

С 1618 года приграничные территории, к которым теперь относилась и Ладога, были заняты государственным разграничением и межеванием, которое с русской стороны всячески затягивалось, так как относительный мир с Польшей позволял перегруппировать войска в пользу шведских границ. Все понимали, что мир этот очень шаток и вскоре будет нарушен так или иначе, поэтому в Ладоге началась поэтапная реконструкция крепости. Теперь через Ладогу проходил практически весь военный, торговый и дипломатический трафик северо-запада. Земли вокруг кишели бандитами, "литовцами" и "недовольными" новыми порядками, поэтому водный путь имел массу преимуществ, а наличие защищенных стен давали гарантию безопасности. Серьезных осад не было, но так как через Ладогу проходил путь в Новгород, происходили воровские набеги, точнее попытки польско-литовских наемников и казацких отрядов пройти в сторону Новгорода.

Одна такая попытка произошла 5 февраля 1619 года, когда под Ладогу пришел полковник Плецкий с отрядом (около 1000 человек) бандитов "лисовчиков" (так называли наемников войска польского полковника Aleksander J?zef Lisowski (Александр Лисовский), командира грабителей и убийц, которого Сигизмунд III сначала объявил вне закона, а когда увидел, как тот сеет смерь по русским селам и городам, подключил его к регулярным частям в войне против России, умер Александр в 1616 году). Ладожские воеводы Василии Неплюев и Змеев своими действиями доходчиво "объяснили" Плецкому, что делать "лисовчикам" тут нечего и в сторону Новгорода бандитов не пустят, а когда отряд Плецкого двинулся в сторону шведской границы, были отправлены два отряда, один из которых нагнал поляков и отбив 30 пленных, еще и сами 9 поляков в плен взяли. Второй отряд на тихвинской дороге встретился с другим польским отрядом, у которого отбили еще 23 человека пленных. Через неделю, 13 февраля польско-литовский отряд под предводительством Тимофея Косименкова также просили ладожских воевод пропустить их на Новгород и также получили отказ. Простояв три дня под Ладогой, литовцы отправились вдоль южного берега Ладожского озера в сторону шведов.

Старая Ладога
Мимо не пройти

В 1634 году началось знакомство Гольштейн-Готторпского герцогства с Россией и со своими будущими родственниками — Романовыми в частности. На шведско-русскую границу в районе реки Лава прибывает их посольство. Одним из глав миссии выступает дипломат, будущий основатель русского дворянского рода Крузенштернов, — Philipp Crusius von Krusenstiern (Филипп Крузиус). Секретарем и переводчиком был его родственник (через жен-сестер), философ, писатель, путешественник, географ, ориенталист, историк, математик и физик Adam Olearius (Адам Олеарий). Адам ежедневно делал записи и зарисовки мест, где они находились. Несколько заметок было посвящено и Ладоге, но самое главное, Адам сделал гравюру Ладожской крепости, первую в своем роде.

К середине XVII века крепость обветшала, многие участки нуждались в скорейшем ремонте. В 1646-1647 годах началась видимость действий, основная часть которых так и осталась на бумаге. Капитального ремонта так и не случилось, а только постарались залатать откровенные дыры даже не камнем, а деревом. В этот же период времени впервые прозвучала деревянная церковь Дмитрия Солунского, которая, скорее всего, была построена лет на тридцать раньше. Церковь находится рядом с Георгиевским храмом, внутри стен крепости. Капитально ремонтировали ее минимум дважды, разбирая до основания. Пригодные бревна использовали в новой церкви, а непригодные сжигали, бережно собирая пепел. Архитектурный план оставался неизменным.

Как в начале XVII века Русское царство объединилась со Швецией против Речи Посполитой, так в 1656 году объединилась с Речью Посполитой против Швеции. Ладога оказалась в прифронтовой зоне, но непосредственно в военных действиях не участвовала. Она стала базой и перевалочным пунктом. В 1658 году, все вернулось назад, продолжилась война с Польшей, а со шведами снова заключили перемирие. Через Ладогу возвращались служивые люди, оставляя о себе неприятные воспоминания неподобающего поведения.

К концу XVII века деревянные части крепости практически полностью сгнили, кровля где прохудилась, а где и вовсе отсутствовала, орудия утратили боеспособность, надлежащие орудийные запасы отсутствовали.

В 1696 году, когда царь Петр I стал единовластным государем, в России происходит множество преобразований, как политических, так экономических и военных. К 1700 году царь Петр, как он считал, был готов к войне со Швецией. После неудачи под Нарвой, Петр I решает выходить на Балтику через Неву и на этот раз военную операцию он подготавливает более тщательно и секретно. Обозначив первой целью Noteborg (Нотеборг, Орешек), он организует строительство флота, постепенное формирование ударных войск у Ладожской крепости. Усиливаются пограничные конфликты на берегах Ладожского озера, из Ладоги высылаются отряды к границам для упреждения нападений с суши.

Старая Ладога
Зима в Крепости

В январе 1701 года, один из таких смешанных отрядов, в составе 400 человек, состоящих из белогородских и ладожских стрельцов, под предводительством князя Григория Путятина с его конным отрядом, отправился в сторону Лавуйской (на реке Лава, сейчас Городище) заставы и по дороге, в районе селения Сари (сейчас с. Шум), столкнулись со шведским войском генерала Abraham Cronhjort (Крониорт), которые направлялись захватить Ладогу, с дальнейшим продвижением на Новгород. Русский отряд засел в брошенной усадьбе и отразил 12 атак с 17 по 27 января. Минимум десятикратное численное превосходство шведов не позволило им "выкурить" осажденных. Во время осады, 21 января, стрельцу Иоанну Васильеву было видение, в котором некий муж благословил его крестом и велел рассказать всем, то, что видел, не бояться и, самое главное, взять в горнице крест, который в Ладоге потом знали, как Сарский "осадный крест". Второе явление святых во сне ладожского конного казака Петра Лосовикова, разбудило его, что сорвало шведам ночной поджег усадьбы. Есть несколько противоречащих версий окончания этой истории, но сходятся они в одном, шведы дальше, на Ладогу, не пошли.

В 1702 году продолжается подготовка и концентрация военных частей в Ладоге, в крепости проводились фортификационные работы, реконструировался Земляной город. Летом проведены две успешные операции на воде, что позволило ослабить шведский флот вице-адмирала Gideon von Numers (Нумерс). По этим причинам или же просто из-за осенних штормов, в начале сентября Нумерс вообще уходит в Выборг. В конце августа — первых числах сентября, в Ладогу прибывают 2 батальона гвардии из Новгорода и дивизия генерала Аникиты Ивановича Репнина. 5 сентября в Ладогу прибывает Пётр I и генерал-фельдмаршал Федор Алексеевич Головин с 5 гвардейскими батальонами. 22 сентября, как только прибыл Борис Петрович Шереметев со своей конницей и драгунами, возглавляемая им осадная армия двинулась из Ладоги в сторону реки Назия, где их уже ожидал ладожский воевода Петр Матвеевич Апраксин со своим корпусом. Еще летом Апраксин, выполняя распоряжения Петра, нанес поражение сухопутным войскам Крониорта под Ижорой, чем уменьшил вероятность помощи при осаде Нотеборга. Теперь, все вместе, 25 сентября, русские войска двинулись освобождать Орешек.

1703 последний год, когда Ладога назывался городом, после указа Петра I в устье Волхова, в районе Николо-Медведского монастыря начинается строительство Новой Ладоги и соответственно просто Ладога становится "Старой", лишаясь статуса "город" и части своих жителей, которых по тому же указу вынудили переехать на новое место.

В 1714 был упразднен воинский гарнизон и их слобода. Уезд стал Новоладожским, а селение Старая Ладога при уездном городе в 12 верстах.

В 1718 году Царица Евдокия Фёдоровна Лопухина, первая супруга Петра I, мать царевича Алексея, была заключена в Ладожский Успенский монастырь, где 7 лет жила под строгим надзором до кончины бывшего мужа. В 1725-м её отправили в Шлиссельбург (Орешек). В 1754 году в Ладогу прибывает другая известная осужденная, так же за измену мужу плюс к этому еще и за попытку отравить его, тоже Евдокия, жена Абрама Петровича Ганнибала (прадеда А.С.Пушкина).

В 1780-е годы генерал-поручиком Романом Никифоровичем Томиловым была построена усадьба "Успенское", название дал, рядом расположенный Успенский монастырь. Его сын, — Алексей в 1816–1817 годах перестроил усадьбу по собственному проекту, пристроив к деревянному дому каменный флигель (его называют "дом Шварца"). Во флигеле А.Р. Томилов хранил свое богатейшее собрание живописи и графики, в том числе крупнейшую в России коллекцию рисунков и офортов Рембрандта. В "Успенское" любили приезжать многие русские художники, в том числе О.А.Кипренский, И.К.Айвазовский, Н.К.Рерих, Б.М.Кустодиев.

Старая Ладога
Церковь Иоанна Златоуста

На рубеже 50-х, 60-х годов XIX веке в Старой Ладоге оставил свой след великий русский зодчий Алексей Максимович Горностаев. В Староладожском Свято-Успенском девичьем монастыре он спроектировал больничный и монастырский корпуса, домовую Крестовоздвиженскую церковь. В Староладожском Никольском монастыре — Церковь Иоанна Златоуста.

В 1901 году на губернском собрании было высказано пожелание открыть в Старой Ладоге музей и "установить земскую организацию для приведения в известность, регистрации и описания этих памятников".

В сентябре 1917, последний владелец усадьбы "Успенское", Евгений Григорьевич Шварц и его жена, Александра Владимировна (внучка А.Р. Томилова), передали часть собрания в Русский музей. Вторая передача произошла в 1918 году. В том же году имение Успенское и земли были у Шварцев конфискованы.

Во время Великой Отечественной войны с 1941 по 1943 годы Старая Ладога находилась на прифронтовой территории, расстояние до линии фронта составляла 15 километров. Местное население в 1941 году почти всё было эвакуировано в восточную часть Волховского района.

В Старой Ладоге располагались отдельные воинские формирования 54-й армии Волховского фронта. Прежде всего, это авиационные мастерские по ремонту английских самолётов, поставляемых в СССР по ленд-лизу. Находились мастерские в Никольском монастыре. В Успенском монастыре были дома отдыха для лётного состава 4-го гвардейского истребительного авиационного полка, рота связи, небольшие подвижные сапёрные части. Старая Ладога, подвергалась неоднократным бомбёжкам фашистской авиации в 1942–1943 годах. С весны 1942 года снова заработали Староладожские колхозы, поставлявшие овощи и картофель в блокадный Ленинград.

В 1944 году Староладожский музейный филиал передан в ведение Ленинградскому государственному университету. В Старой Ладоге создается заповедник, просуществовавший до 1952 года.

В 1958 году начались капитальные работы по возрождению крепости — их поручили специальным научно-реставрационным производственным мастерским Леноблисполкома. Проект разработали специалисты мастерских А.А. Драге, А.Э. Экк и Г.Г. Носков.

В 1966 году было принято решение об организации в селе Старая Ладога народного музея.

Старая Ладога
Поделитесь своими впечатлениями, задайте вопрос.

Старая Ладога
Поделитесь своими впечатлениями, задайте вопрос.



Теги по теме (Санкт-Петербург и Ленинградская область):

 

Copyright: 2012-2019